Сыноубийца или Иван Грозный убивает всех.



«Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года», — одна из самых известных картин Репина.
Авторское название «Сыноубийца». Народное — «Иван Грозный убивает своего сына».
Доподлинно неизвестно, как наступила смерть царевича, существует лишь легенда, что в этот день, 16 ноября, четыреста с чем-то, лень считать, сколько лет назад, грозный государь стал сыноубийцей.



Над картиной Репин работал долго и тщательно. Сам кроил костюмы для царя и сына, сам расписывал лайковые сапоги царевича с загнутыми носками, этюды делал с натуры в теремах Кремля, а мастерскую свою всю устлал коврами…


Натурщиков тоже подбирал придирчиво.
Для царя Ивана Грозного Илье Ефимовичу позировали:


художник Григорий Мясоедов


и композитор Павел Бларамберг.


Моделями для головы Царевича были писатель Всеволод Гаршин


и художник Владимир Менк.

Несмотря на то, что «Сыноубийца» произвел фурор и в Петербурге, и в Москве, картина оставляла гнетущее впечатление. Подолгу на нее смотреть никто не мог, дамы теряли сознание, у детей случались истерики.
Шедевр Репина был признан вредным и высочайшим повелением государя больше не допускался до выставок. Третьяков, приобретая картину, знал об этом, но через некоторое время гнев сменили на милость и князь Долгорукий уведомил мецената о разрешении экспонировать полотно в галерее.

А вскоре мистическим и страшным образом «Грозный» отразился на судьбах многих натурщиков.


Григорий Мясоедов, с которого Репин писал образ царя, однажды в гневе чуть не убил своего маленького сына, которого тоже звали Иваном.


Писатель Всеволод Гаршин, послуживший натурщиком для образа убитого царевича, тонкий и ранимый человек, автор многих чудесных сказок, в том числе и «Лягушки-путешественницы», впал в тяжелую депрессию и во время одного из приступов выбросился с четвертого этажа в лестничный пролет. Разбился, и через пять дней умер в страшных мучениях в больнице Красного Креста.
Когда-то, остановив свой выбор на нем, Репин заметил: «В лице Гаршина меня поразила обреченность: у него было лицо человека, обреченного погибнуть. Это было то, что мне нужно для моего царевича».


А 16 января 1913 года в Третьяковке случилось страшное. Вбежав в зал, душевнобольной иконописец Абрам Балашов с криком «Довольно крови!» кинулся с ножом на картину и тремя ударами пропорол лица царя и царевича.


Безумного удалось поймать и отправить в психбольницу, но узнав о происшествии, бессменный хранитель Третьяковской галереи, добрейший и любимый всеми художниками пейзажист-передвижник Егор Моисеевич Хруслов, покончил с собой, бросившись под поезд…


Впрочем, нехорошая слава шла о Репине давно. Корней Чуковский писал:
«В его портретах таится зловещая сила: почти всякий, кого он напишет, в ближайшие же дни умирает. Написал Мусоргского — Мусоргский тотчас же умер. Написал Писемского — Писемский умер. И чуть только он захотел написать для Третьякова портрет Тютчева, Тютчев в том же месяце заболел и вскоре скончался…
Писал он Столыпина в министерстве внутренних дел и… едва только Репин закончил портрет, Столыпин уехал в Киев, где его сейчас же застрелили».

К слову, у самого художника после написания «Сыноубийцы» отсохла правая рука, до конца жизни он вынужден был работать левой и, как вспоминали современники, не мог даже перекреститься, как полагается…

Похожие статьи

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *