Водка и я — история разрыва прочной связи



Автор никого ни к чему не призывает, а просто делится своими впечатлениями от жизни.

И так ВВОДНАЯ:

Кто: Я, алкоголик, потерявший все, гулявший по дну, уже осознавший причины своего падения, но не в силах изменить что-то самостоятельно. И это, последнее, тоже уже осознал.
Время: полтора года назад (на момент написания, сейчас уже больше 10-ти).
Место: Перу (страна в Южной Америке). Как тут оказался – пока не столь важно.
События: Я решился в конце концов сдаться в реабилитационный центр (
РЦ) и начал делать обязательные подготовительные визиты к психотерапевту в Центре реабилитации «Няня».
(Примечание:  «Няня» — просто название одного перуанского населенного пункта и не имеет ничего общего с доброй русской тетей, ухаживающей за детьми. Однако смысл получается любопытный.)

Я: Я потерял в пьяном бреду несколько лет своей жизни! – аргументирую я свое решение – Что стоит в этом случае потерять еще несколько месяцев, чтобы привести себя в порядок?! Но 9-11 месяцев, как по правилам тут происходит, срок пока для меня немыслимый. Соглашаюсь максимум на 5-6.
ПТ (
психотерапевт): Ок. Только это неправильная постановка вопроса. Сюда приходят не для того, чтобы терять что-либо, а наоборот, чтобы найти, приобрести.
Я: (про себя) Ладно, говори эти высокие фразы, а по мне так все равно терять: интернета нет, русских книг нет, и свой ноутбук нельзя взять с собой, где у меня большая библиотека. А по-испански я пока читаю плохо. Да и не то это. Надо знать язык с детства, чтобы мочь наслаждаться литературой: юмором, тонкостями речевых оборотов, намеков, игрой слов и т.д.
Я: (вслух) Ок. Только боюсь с тоски тут помереть за это время.
ПТ: Не беспокойся, тут столько видов деятельности, что скучать не придется. С 6-ти утра как начинается, так практически до отбоя. Будешь с ног валиться.

Я: Понятно. Только я больше беспокоюсь, чем буду свою голову занимать, а не руки.

Еще одно посещение.
Я все еще не могу себе представить жизнь БЕЗ АЛКОГОЛЯ ВООБЩЕ. Для себя лично. По привычке защищаю свою алкогольную позицию и вообще спорю по привычке спорить и потому, что не считаю, что алкоголь это вред. Просто вот я пить не умею, вот проблема, а вообще алкоголь штука хорошая, полезная даже.
ПТ: Вот представь, – говорит он мне – тебе надо пройти из точки А в точку Б. Есть две дороги: одна с риском для здоровья и даже для жизни, а вторая спокойная, безопасная. Какую ты выберешь? Стоит ли подвергать себя неоправданному риску, если можно шагать беззаботно и насвистывая по другой дороге?
Я: (про себя) Э-э-э-х! Това-а-а-рищ перуанец! Не знаешь ты русскую авантюристскую душу!
Вслух: Я пойду там, где будет интересно. По дороге опасной, но насыщенной событиями и приключениями. Не люблю я ходить по скучным дорогам, не приемлю жизни, похожей на «фруктовый кефир», пусть меньше, но ярче, а иначе и вообще смысла нету.

Вот как красиво я ему сказал и был ужасно горд своей речью.
Однако…

————————-

Однако позже, только через пару месяцев, я пришел к выводу, что эта красивая фраза к данному случаю не имела никакого отношения.

С чего я взял, что немеряно жрать водку это и есть насыщать свою жизнь интересными событиями и приключениями?! Скорее уж наоборот – это пропускать многие интересные события, происходящие в жизни.

В другой раз, узнав, что в РЦ мне придется воздерживаться и от курения (30 лет стажа!) и находясь от этого известия в некотором шоке, я с раздражением рассказал перуанскому психотерапевту и один русский анекдот, про человека вступающего в партию:
— Сможешь ли ради партии бросить пить? – Смогу.
— Сможешь ли ради партии бросить курить? – Да, смогу.
— Ну а сможешь ли ради партии перестать спать с женщинами? – (со вздохом) Да, смогу.
— Ну и самый трудный вопрос: сможешь ли ты отдать жизнь за партию? – Почему трудный? Конечно смогу. На хрена мне такая жизнь?!


Вот и на хрена мне такая жизнь, спрашиваю я своего ПТ, если я буду лишен всех ее удовольствий?!


Но опять же «
однако». И опять же только много позже я понял, что и этот анекдот не имеет смысла, применительно к данной ситуации. Даже не так. Не имеет смысла применительно КО МНЕ.

Неужели это все, удовольствия, которые я способен получить от жизни?! Неужели я так примитивен?!

Надо сказать, что один из пунктов, препятствовавших мне до сих пор отдаться в руки какого-нибудь доктора, это то, что я считал себя слишком умным и образованным для этих докторов. Чтобы вправить мне мозги, должен был найтись специалист умнее меня и психически сильнее. А такого не находилось.

Но это по большей части было льстящее моему самолюбию самооправдание, самообман. Перекладывание ответственности за мое состояние, за мою жизнь на другого, на окружающий мир в целом: вот не способен этот мир вылечить меня — такую тонкую и сложную натуру. Именно МИР не способен, со всеми его специалистами. А я только царственно жду, надменно наблюдая, как он вокруг меня копошится и пытается что-то предпринять. «Ну-ну, — высокомерно говорю я, — Попробуйте-попробуйте. Посмотрим, что у вас получится.»
Удобная позиция, правда? Чтобы ничего не менять.

——————

Полтора года без алкоголя и никотина – полет нормальный!
К чему это я? Да так. Просто сейчас, в очередной раз, проходя мимо пивных и табачных лавок, с удовольствием отметил для себя, что я свободен. В относительном смысле, конечно. В очередной же раз вспомнил, как еще менее двух лет назад вид этих товаров не оставлял меня равнодушным и даже приводил в сильное волнение и возбуждение. Голова была постоянно занята подсчетом, на сколько мне еще хватит оставшейся водки и сигарет, подсчетом, сколько я еще могу купить водки и сигарет на имеющиеся у меня деньги и ожиданием следующего волнующего момента приема алкоголя и никотина. Это, по сути, были главные мои заботы. Работал я также с основной мыслью, что у меня будут деньги на выпивку и сигареты.
Время от времени, периодически, я сравниваю эти два моих состояния, тогда и теперь, и радуюсь этой моей теперешней свободе. И вообще радуюсь жизни, которую я раньше мог разглядеть с большим трудом.

Так вот, возвращаюсь на полтора года назад, когда меня еще только выдерживали (доводили до кондиции) перед интернированием в центр и вспоминаю тот шок, от известия, что курение мне тоже придется оставить на время реабилитации. Я возмущаюсь, так как не считаю, что курение вредит моей личной и социальной жизни, разве что здоровью немного, да и то пока только теоретически. По этой причине считаю эту меру для себя неадекватной, о чем и сообщаю своему ПТ.
«А составь мне к следующему разу таблицу, говорит он, где в одном столбце перечислишь все положительное, что тебе дает курение, а в другом – все отрицательное.» «Ок.», самодовольно говорю я, заранее зная, что «положительный» список перевесит.

И действительно, в него вошло и то, что курение помогает мне сосредоточиться, и расслабиться, и занять себя в ожидании чего-либо, и занять себя и свои руки в какой-нибудь неопределенной обстановке… Но главное от сигареты я получаю удовольствие, особенно после чашечки кофе (а еще лучше, если в кофе есть коньяк). «Отрицательный» же список ограничился только двумя пунктами: 1) зависимость и 2) возможный вред здоровью. «Вот! — торжествующе размахиваю я этой таблицей, — Видите?! Список положительного в курении перевешивает!»

Только позже я осознал, что на самом деле этот «положительный» список не имел никакого веса сам по себе, так как был всего лишь порождением списка «отрицательного», всего лишь следствием болезненной зависимости. И все эти удовольствия не шли ни в какое сравнение с мучениями, когда не можешь покурить вовремя: в самолете ли, в учреждении ли, просто потому что нет сигарет и что еще хуже, потому что не можешь их купить. Тогда мысль о сигарете становится идеей фикс, вытесняющей все остальные мысли, когда ни работать, ни вообще нормально что-либо делать уже практически невозможно.

Почему опять “позже“? “Только позже я понял…”, “только позже я пришел к выводу…”, “только позже я осознал…”. Да потому что способность трезво, здраво, логически оценивать себя, свои мотивы появляется только после очищения организма в целом и мозгов в частности. Только тогда ты уже способен осознать, что это именно зависимость, т.е. несвобода. Еще одна (!), в дополнение к уже имеющимся по умолчанию: вода, еда, отправление естественных надобностей и т.п. А до этого мы гениальны в оправдании своих слабостей и пороков, в обмане самих себя.

———————

Предыдущие попытки избавления

— Пытался ли ты бороться со своим недугом раньше, лечиться? — спрашивает доктор, — Где? Чем? Как? Интернировался ли в какой-либо подобный центр или клинику?
— Конечно, пытался – говорю, — но только амбулаторно. И рассказываю, как, например, один раз попал на собрание АА (анонимные алкоголики). Пришел минут за десять до начала, немного волновался, но группа интеллигентного вида мужчин встретила меня без особого любопытства, но доброжелательно и это меня успокоило. Но вот собрание началось, все берутся за руки и произносят какую-то то ли речевку, то ли молитву, то ли клятву. Я чувствую себя неловко. Я не ожидал, что тут надо будет браться за руки.
  У меня есть пунктик насчет этого: не люблю я браться за руки с незнакомыми людьми. И словеса какие-либо произносить хором, будь то заклятие или торжественное обещание, на полном серьезе, тоже уже душа не лежит. Давно не лежит, еще с пионерских времен и армии.
 

Вот я сижу с ними взявшись за руки, они что-то там торжественно бубнят, а я, сконфуженно блуждая взглядом по лицам, подозреваю, что попал в какую-то секту. К этим сообществам я тоже не питаю никакой приязни (Ишь какой привередливый! И это ему не то, и то не так!). И не известно еще, что хуже: алкоголизм или сектантство.
Нет, конечно, никакая это не секта, а вполне уважаемая, хорошо зарекомендовавшая себя система взаимоподдержки. Но я не увидел там для себя ничего полезного на тот момент. Там люди, которые уже как-то сумели себя уговорить воздержаться от принятия алкоголя и теперь только именно поддерживают это состояния. На тот момент, даже если бы я, преследуя великую цель излечения, принял все ритуальные условности этого общества, мне это было бы «как мертвому припарка». Воздерживаться у меня пока не получалось. Мне нужно было нечто более кардинальное, более жесткое. Что-то такое, чтоб фейсом об тэйбл.

Следующая попытка была уже более конкретной.

Среди множества объявлений по интересующей меня теме в газете «Из рук в руки» я выбрал, на мой взгляд, подходящее для меня. Что-то там с рефлексотерапией, с блокировкой на нейронном уровне чего-то там в мозгу и взамен стимуляцией выработки чего-то другого, но там же. И сверх того все эти чудеса современной медицины еще и компьютерно контролировалось. Звучало красиво и весьма научно-медицински. Но главное, что мне не собирались ничего никуда ни вшивать, ни вставлять, ни вливать. А следует заметить, что от иголок в вену я тоже не в восторге. Падаю в обморок (У-у-у-у! Совсем плохой! Никуда не годиться!). Удовольствие не дешевое, но деньги на это дело мне были выделены. И я пошел на ознакомительное собрание, которое, кстати, было бесплатным.

Не знаю как у вас, а у меня при словах «доктор», «психиатр», «кандидат наук», «исследование» возникает образ крепкого зрелого человека, около пятидесяти, с удлиненной шевелюрой, небольшой бородой, размеренными движениями, элегантной жестикуляцией и пронзительными глазами. Именно такой доктор, стопроцентный, породистый, внушающий полное доверие к его добрым намерениям и компетенции убеждал нас поменять свою дерьмовую алкогольную жизнь на счастливую, безалкогольную. Конечно, с помощью его, запатентованного метода. Убедил. Я записался добровольцем на ближайший удобный сеанс.

Каким-то чудом я умудрился продержаться положенные пять дней сухим и в назначенный день пришел в сопровождении жены (так как деньги на оплату лечения мне, справедливо, доверить не могли). Я уже знал, что будут втыкать иголки в голову, это меня волновало, но отступать было поздно, да и некуда. Дождавшись своей очереди, в числе десяти других таких же я вошел в кабинет, где кроме ряда стульев действительно был компьютер и еще какие-то ящички с мигающими лампочками. К каждому из нас по очереди подсоединяли какие-то детекторы и замеряли какие-то показания. Серьезный, современный, научный антураж внушал уважение. Далее мы расселись на стулья, по команде расслабились и нам начали втыкать в голову иголки. Сначала две, в височную область, и в заключение в самое темечко. Оказывается иголка в темечко мне тоже не нравится и мне дали нюхать нашатырь. Но все же сеанс состоялся и через неделю я должен был явиться за следующей порцией лечения.

Но не явился. Сопровождения на этот раз не было, и вместо кабинета с иголками я завернул в одно из забегаловок с рюмками. Помню, я даже подошел к этому лечебному зданию. Но что-то… эти иголки… все это фигня,.. антураж для лохов,.. и иголки… они ж только для видимости, для солидности,.. и опять терпеть в голове эту видимость?..

В общем я некоторое время топтался в нерешительности, обвиняя себя в слабости и трусости и одновременно убеждая себя, что оно реально не помогает, это только на уровне внушения, плацебо и поскольку я это понимаю, то только зря буду себя мучить. Надо сказать, свое отношение к данному запатентованному методу я определил еще после первого сеанса, но все же был намерен пройти процедуру до конца. Тем более, что было уже уплОчено. Но помаявшись так некоторое время, все же повернул обратно от иголок. В тоже время я вон сколько времени продержался и отныне смогу и буду себя контролировать. В смысле пить в меру.

Кто-то внутри меня с издевкой на это сказал «Ха!», но я сделал вид, что ничего не слышал.

——————

Были и лекарства, разные, названий уж и не помню. Принимал какие-то таблетки и какие-то гомеопатические капли. Результата не наблюдалось, ни по ощущениям, ни по последствиям. Но нашлось все же одно средство, действительно оказавшееся действенным. «Эспераль» называется, в таблетках. Благодаря ему мне удалось продержаться с месяц, может и полтора и даже устроиться на приличную работу.

Действует это средство так, что приняв его с утра употреблять алкоголь после этого нет никакой возможности. Вернее, употреблять-то можешь, но почти сразу тебя начинает всего трясти и выворачивать, голова набухает, ноги подкашиваются, ощущение, будто на тебя наехал трактор. Пару раз попробовав выпить после этой таблетки, даже пиво, приходится признать, что лучше этого не делать. 

И все бы ничего, но держался я так только до тех пор, пока мне эту «Эспераль» засовывали в рот по утрам, пока я еще не успевал продрать глаза. Оказавшись же без присмотра я каждый раз находил причину, чтобы сегодня эту гадость не глотать. И я в очередной раз оказывался в канаве, и в переносном и в прямом смысле.

Ну и просто бороться, сдерживать себя, мобилизовав огрызки своей силы воли и здравого смысла, тоже пытался. Даже при помощи аутотренинга: уговаривал себя перед сном, что завтра мне пить совсем не будет хотеться. Ну вот совсем-совсем! Даже противно будет при одной только мысли.
И, справедливости ради, надо признать, что действовало. Дня на три. Иногда. Через три дня казалось, что не пил уже целую вечность и уже можно себе позволить немного. Совсем немного! Так, просто для стимуляции своей жизнедеятельности.

Догадайтесь с трех раз… Впрочем, даже риторический вопрос тут излишен.

 

Один читатель прислал притчу на эту тему, где довольно точно описана такая борьба:

«Победа» над пьянством.
Человек боролся с грехом пьянства, и решил, что победил его, ибо не
пил целую неделю. Обрадовался он, что одержал победу над своей
зависимостью и услышал как бы внутри себя голос, восхвалявший его:
-Вот какой ты молодец, какая сила воли, какая выдержка! Ты вышел
победителем в этой схватке. Ты же знал, что всё можешь сделать, если
захочешь, пусть теперь и другие знают! Вот стоило тебе только захотеть
бросить пить, и ты бросил. Подумаешь, это для тебя не проблема! А они
заладили: «Зависимость, зависимость! Спасать человека надо»! Глупые,
да от чего спасать то? Ты же пьёшь только когда хочешь. Ты свободный
человек, ни от чего не зависишь и делаешь только то, что хочешь!      
Возгордился человек, принимает хвалу и почести. А голос ему и говорит:
-Ты достаточно потрудился и победил. Теперь надо бы это дело отметить
стаканчиком водочки.
Согласился человек и налил себе стаканчик. А где один, там
поблизости, и второй, и третий. Вскоре он валялся на земле мертвецки
пьяный.

Так окончилась его «победа» над пьянством.»

 

Но почему же?! Вроде было у меня и осознание проблемы, и желание избавиться от нее было… Почему же не получалось? Почему все попытки заканчивались так, как заканчивались? Может, по Жванецкому в консерватории надо что-то подправить?…

———————

Да в том-то и дело, что настоящего осознания как раз таки и не было.
Сейчас, на давно трезвую голову, могу выделить три самых больших глыбы, стены, пропасти, в общем огромных препятствия на пути избавления от этой грёбанной зависимости.
Первое – это невозможность представить себе жизнь без алкоголя ВООБЩЕ (!). Для себя лично. Даже страх перед той жизнью, где не будет алкоголя;
Второе – вера в возможность КОНТРОЛЯ потребления спиртосодержащих жидкостей;
И третье – это депрессия, возникающая в период абстинентного синдрома и которую трудно пережить на трезвую голову.

Попробую поподробнее.
Первые два пункта, конечно, тесно связаны между собой. Я, даже когда уже находился в реабилитационном центре, и причем уже не первый месяц, все еще представлял себе минуты блаженства в своей будущей счастливой жизни приблизительно таким образом: я на диване в расслабленной позе, подмышкой красивая молодая женщина, в одной руке бокал вина, в другой сигарета. Ну вот никак не рисовалось блаженство без всех этих компонентов.

И только когда я отдал себе отчет в том, что в мечтах о моем светлом будущем две последние составляющие уже перестали фигурировать, я понял, что вот только сейчас действительно начало происходить мое избавление.

Вера в возможность контроля над своим потреблением – заблуждение, за которое алкоголик держится до последнего, несмотря на очевидность обратного. Почему? Да из-за пункта №1. Представляя себе совершенно трезвую жизнь чуть ли не адом, он до последнего отказывается поверить, что нет другого выхода, кроме как забыть об алкоголе совсем и попасть в этот «ад».

А между тем очень важно понять, поверить, осознать и принять, что ОБРАТНОЙ ДОРОГИ НЕТ. Если человек уже переступил некую черту, перешел определенную границу, если уже было хотя бы два-три случая неконтролируемого возлияния, то, что называется «приплыли». Дальше будет только по нарастающей и никак не в обратную сторону. Просто организм так устроен, что назад он не умеет. Если контроль утерян, назад он не восстанавливается. Ну а если уже и ручки утром тряслись, ХОТЬ ОДНАЖДЫ, — все, сливай воду. И не смеши людей своим самоконтролем. И не верь, когда слышишь что-то типа «пил сильно, а теперь только по праздникам или только чуть-чуть». Утверждающие это или просто поверили на слово кому-то, или вероятно видели этого человека как раз в тот короткий период между принятием решения о самоконтроле и полным возвращением обратно в свинство.

И лечения такого не существует, чтоб просто научиться себя контролировать и потреблять спиртное только в меру. Это только рекламная «лапша» тех, кто для привлечения клиентов эксплуатирует упомянутую выше боязнь «безалкогольного ада».

К сожалению, для алкоголика выход тут только один – полный отказ от спиртного навсегда.

Почему «к сожалению»? Да потому, что алкоголь сам по себе не есть зло, и невозможность насладиться ароматом и вкусом, хорошего вина, или шампанского, например, это есть дефект. Да, дефект и с этим надо смириться. Ведь алкоголизм это все-таки болезнь. Самая настоящая, со своими последствиями и ограничениями. Но С ЭТИМ ДЕФЕКТОМ МОЖНО ЖИТЬ! И даже очень неплохо жить. Разным алергикам, диабетикам и астматикам приходится значительно хуже, и ничего! (ниже будет коррекция этого пассажа)

То есть, я хочу тут с полной ответственностью заявить, что ЖИЗНЬ БЕЗ АЛКОГОЛЯ СУЩЕСТВУЕТ и не является такой уж ужасной. Хотя, чтобы научиться радоваться жизни без спиртного или без наркотиков, без любого внешнего стимулятора, — для этого мозги себе все-таки надо порядком подправить. В том числе и чтоб не чувствовать себя несчастным, обиженным богом. Но об этом позже.

У Г. Гарисона есть один симпатичный и психологически очень ценный рассказ под названием «Требуется оправдание». Не буду его пересказывать, лучше послушать рассказ тут, или скачать здесь. Сделаю лишь вывод: если ты оставляешь возможность в исключительных случаях чему-то случиться, приятному, но не очень хорошему по общественным или твоим личным критериям (например, выпить только тогда, когда невозможно будет уклониться, или чтобы облегчить горе), то будь уверен – эти «исключительные случаи» не замедлят появиться, причем в большом количестве. Оставляя такую брешь в твоем «твердом» решении не пить (не курить, не колоться, не есть…) ты обрекаешь себя на неспокойную жизнь и никчемную, заведомо проигрышную борьбу.

Твое подсознание будет постоянно пребывать в неутомимых поисках ПОДХОДЯЩЕГО ОПРАВДАНИЯ для нарушения твоей «твердости» и ты перманентно будешь изводить себя борьбой с этим своим подсознанием, т.е. с самим собой.

Единственно правильный вариант – исключить все «исключения». Тогда все становится проще, «нет» — это «нет» всегда и везде и точка. И никакой изнурительной внутренней борьбы, где ты заранее проигравший, как бы ты себя не обманывал.

Ну и о депрессии. Наверное у каждого это по-разному, индивидуально, но, на сколько я знаю, всегда трудно. К чисто медицинскому, физиологическому аспекту тут добавляется твой личный «вклад» в это состояние. Трудно пережить наступающее после отказа от алкоголя самоедство, мысли и воспоминания о том, как много ты наворотил, как много потерял, как сильно ты обидел близких, сколько им не додал того, что, по твоим же меркам, должен был дать, грызут изнутри так, что не знаешь, на какую стенку лезть. Поэтому без успокоительных пилюль тут не обойтись.

Так что могу только дать совет для тех, кто уже подозревает в себе подобную проблему: НЕ КОПИТЕ ПРИЧИН ДЛЯ ЭТОГО САМОЕДСТВА, ДАЛЬШЕ БУДЕТ ХУЖЕ.

Но вернемся к повествованию о моих личных приключениях на нелегком пути к безалкогольной жизни.
В конце концов, вдоволь и безуспешно навоевавшись с самим собой на почве спиртного самоконтроля, нарушивши все обещания, какие только давал близким и себе самому, измучившись от жуткого состояния отравления, когда уже и никакая водка не приносила достаточного облегчения, я в очередной раз решил, что все, приплыли. Собрав остатки здравого смысла, я попросил запереть меня в квартире и не выпускать без присмотра, как бы я не просил. Я решил страдать и мучаться, но выйти из замкнутого круга.

И я начал страдать и мучиться.

—————-

Конечно было трудно первые дни, чисто физически. Колотило и выворачивало наизнанку.
Но уже понимал, что иначе никак. Кроме того после первых нескольких дней появилась некоторая целеустремленность, типа «уже столько намучился, так чтоб не было это зря, надо довести до конца»
Потом был визит к психиатру, где совместными усилиями доктора и двух родных женщин (сестры и подруги) меня уговорили сдаться в реабилитационный центр. Собственно сильно уговаривать-то не пришлось, я и сам искал профессиональной помощи. Просто надеялся, что это будет как-нибудь по-другому, амбулаторно или даже не знаю как. Боялся я куда-то сдаваться. Не хотелось вываливаться из обычной жизни, менять обстановку, подпадать под власть врачей и т.д.

 Кроме всего этого было еще одно существенное затруднение в принятии такого решения — я был в чужой стране. Да не в какой-нибудь европейской или североамериканской, а в самой что ни на есть латиноамериканской, к жителям которой я относился с опаской, так как знал их еще плохо.
Но я все же сказал себе что-то вроде «Не разводи детский сад! Здоровый мужик, в какой только заднице уже не побывавший и боится идти в «пионерлагерь»! В конце концов это будет полезным и интересным опытом».

На том и остался и через месяц (условие поступления – минимум месяц «сухой») я ступил на территорию этого центра.

Мою жизнь в этом Реабилитационном центре я начну описывать чуть позже, а сейчас хотел бы скорректировать одну из своих позиций в отношении алкоголя.
В прошлый раз я сделал такое заявление: «
К сожалению, для алкоголика выход тут только один – полный отказ от спиртного навсегда. Почему «к сожалению»? Да потому, что алкоголь сам по себе не есть зло, и  невозможность насладиться ароматом и вкусом, хорошего вина, или шампанского, например, это есть дефект. Да, дефект и с этим надо смириться. Ведь алкоголизм это все-таки болезнь. Самая настоящая, со своими последствиями и ограничениями».

Вот это мое «к сожалению» и «дефект» подверглось справедливой критике:

«…Если нудлок (это мой ник на форуме) в одном из своих постов пишет, что «с удовольствием вернул бы те времена, когда наслаждался без проблем легким опьянением и вкусом хороших вин» — ясное дело, он остро воспримет эту провокацию, более того, таким образом оставляет себе лазейку для употребления в будущем. Поскольку оставил образ алкоголя как некоего желанного, но запретного плода неизменным.
Если он на своем сайте пишет, что невозможность употреблять алкоголь умеренно- это «
болезнь» и какой-то там «дефект«, то опять же, оставляет возможность для употребления и провоцирует внутренний конфликт. Совершенно необоснованно занижая собственную самооценку при этом.

В то время как все гораздо проще. Алкоголь — это наркотик. Такой же, как никотин, героин, каннабис или кокаин. Просто социально приемлемый, в силу исторических традиций определенной цивилизации. Поэтому по сути алко-зависимость — такая же наркотическая зависимость, как никотиновая или героиновая (причем даже симптомы схожи, в разной степени конечно).
Причем наркотик опасный, и чем дальше — тем больше ученых, врачей и части общества видят его опасность. ….. Поэтому чувствовать какую-то «
дефектность» в связи с невозможностью употреблять алко, это все равно, как чувствовать дефектность в связи с невозможностью курить или употреблять героин. И тем более «грустить о тех временах, когда можно было бухнуть без вреда» — то же самое, как если бы завязавший, буквально перед самым печальным исходом героинщик, вдруг загрустил бы о тех временах, «когда можно было пустить по вене без последующих проблем». Или чуть не докурившийся до рака легких курильщик, бросивший вовремя это дело, взгрустнул бы о «годах юности, когда можно было курнуть без проблем»».

Чисто логически, на вербальном уровне, можно было бы и возразить что-то вроде того, что, в отличие от никотина и героина, медиками все же признается некоторая полезность алкоголя для организма. Для сердечнососудистой системы, например. В умеренных количествах естественно. Однако абсолютно согласен, что чувствовать себя «дефектным», «сожалеть» и «грустить» совершенно не нужно. Это даже вредно.

——————-

И так:

«… через месяц (условие поступления – минимум месяц «сухой») я ступил на территорию этого центра.»

Центр Реабилитации «Няня» представляет собой довольно обширную территорию, где-то 150 на 250 м., где кроме основного помещения со спальнями, столовой, большой аудиторией (видимо бывшей церкви) множеством кабинетов и т.д. есть и спортивная площадка, и свинарник, и овощные грядки, и кукурузное поле. В общем есть где разгуляться.

Курс реабилитации длится от 9-ти до 12, а то и 13 месяцев. Первые 45 дней пребывания к пациенту не допускаются посетители. Родственники могут только оставлять для пациента небольшую передачку в виде каких-нибудь сладостей, которые тот в свою очередь может употребить в строго определенный день в строго определенные часы.

Через 3 месяца, с присвоением резиденту (как тут называются пациенты) зеленого бейджика (взамен белому) ему разрешаются увольнительные, с нескольких часов в начале до нескольких дней в конце курса реабилитации.
После зеленого присваивается голубой бейджик, потом синий и, наконец, красный, выпускной.

Таковы общие правила, с коими в общем я был заранее ознакомлен. Так же было декларировано, что насильно тут никто никого не держит и ворота на выход всегда открыты.

Да, я несколько волновался, ступая на эту территорию. Кроме того, что я буду жить с незнакомой обстановке, с незнакомыми перуанцами с их незнакомой мне психологией, меня беспокоило еще то, что я, как иностранец, буду вызывать у местного населения повышенное любопытство.

Но так или иначе я там оказался окончательно и бесповоротно. Клиенты там — сплошь мужской коллектив и меня заранее предупредили, что отсюда сразу выгоняют за такие проступки как драка, воровство, употребление наркотических средств, включая никотин, и секс с кем бы то ни было (персонал, кстати, по большей части симпатично-женский).

Однако о многом другом я предупрежден не был и с первых минут пребывания в этом пансионате начал впадать в некоторое раздраженное уныние, граничащее с шоком.

Сначала меня привели в спальное помещение, где мне определили место. До этого я воображал, что это будет что-то вроде комнаты или палаты человека на 2, 4, ну шесть, на худой конец (эдакая санаторная расслабуха :)). И был мягко говоря разочарован, увидев казарму на 12 двухъярусных кроватей.

Ну ладно, поскрежетал зубами и проглотил. В конце концов, хоть и давненько уже, но когда-то отдавал священный долг родине, так что не впервой.

Далее. В ожидании дальнейших директив сажусь на табуретку и открываю толстый испанско-русский словарь, чтобы уточнить некоторые выражения (язык я пока знаю далеко не в совершенстве). Ко мне тут же подходит чел (тоже пациент) и заявляет, что читать книги в спальном помещении запрещено. Я раздраженно парирую, что без этой книги я вообще не в состоянии хорошо понять тутошние правила и порядки.

Ладно. Выхожу из помещения и с ознакомительной целью намереваюсь обойти территорию по периметру. Ко мне тут же подходит другой брат-товарищ и доводит до моего сведения, что мои самостоятельные передвижения по территории ограничены, во всяком случае в течение первых 3-х месяцев, и что совершить запланированную мной прогулку я могу только в сопровождении «старшего по званию» товарища. Я опять неприятно удивляюсь таким правилам и, после его любезного согласия сопровождать меня в этой экскурсии, интересуюсь их смыслом.
«А вдруг ты углубишься и перемахнешь через забор» — говорит.
«С чего бы я это делал — недоумеваю, — если пришел сюда по собственной воле?! Да еще в первый же день»
«Ну…, всякое бывает — пожимает плечами. — Во всяком случае правила такие»

Позже, когда я собираюсь повесить во дворе выстиранные носки, оказывается, что выйти после 6-ти я уже не могу. Опять же без сопровождения. Все, шесть вечера и наружу могут выходить только заслужившие доверие старшие товарищи. И это меня опять возмущает.

Далее выясняется, что нельзя жевать стоя или на ходу, нельзя вставать из-за стола не задвинув при этом стул, даже, если отходишь на 10 секунд, запрещено прислоняться к стене, нельзя ставить локти на стол во время собрания, также как и вытягивать ноги, запрещено бегать по коридору, нельзя слушать музыку в помещении, запрещено в течение дня ни садиться, ни тем более прилегать на кровать, нельзя есть карамель под названием «Кофейные» и иметь в личном пользовании ножницы. Основание? Кофе находится под запретом, как содержащее наркотик, а ножницы в случае конфликта могут служить опасным оружием. А народ тут не вполне здоровый…, всяко бывает… Дискутирую, что мол типа в карамельках этого кофе — как крабов в крабовых палочках, т.е. только запах, или как праха Наполеона в одноименном коньяке. И что при драке, если на то пошло, стул или шариковая ручка, которую каждый носит с собой, могут быть не менее, а то и более убийственным оружием, так давайте и их запретим. А вилки и ножи, которые выдают в столовой для еды? Только пожимают плечами: правила мол и все тут.

Я попросил в каптерке выдать на время мне ножницы, чтобы ногти постричь. Привык я видите ли это во время принятия душа делать. «Да что ты?! Запрещено! Стриги прямо тут, в зале собраний»
«Ладно – говорю, — Только как это будет выглядеть, если я тут задеру ноги на стол и буду ногти стричь и на них?»

«Да – соглашаются, — некрасиво будет выглядеть». И в виде исключения выдают этому иностранцу ножницы, на время, под расписку. Потом один резидент, видя ножницы в моих руках, делает круглые глаза, говорит, что я не прав и бежит жаловаться персоналу. Жаловаться, кстати, здесь — поощряемое и даже почетное действие, что меня вводит в полный абзац, но об этом позже.

Такого количества слов «нельзя» и «запрещено» я никогда в жизни не слышал за такой короткий промежуток времени. Таким образом, первые недели моего пребывания в этом санатории проходили под знаком возмущения идиотскими, бессмысленными (на мой взгляд) правилами. «Ну ладно, правила – возмущаюсь я, но ведь всякие правила придумываются для какой-нибудь пользы! И если нет в них пользы, а в обратном меня еще никто не убедил, то зачем они?! Да и вообще, любыми правилами нужно пользоваться с головой, а не тупо им следовать, когда они только мешают»

Позже у меня сложилось мнение, что сотрудники были не достаточно профессиональны, чтобы донести до нас, резидентов, смысл всех этих правил и ограничений (или сознательно этого не делали?). До этого смысла я дошел сам только месяца через два-три. Ну а на тот момент просто решил считать следование этому идиотизму частью платы за мое здоровье. И потихоньку моя критика сбавила свой накал, но не перестала быть. Просто перешла в качество сатиры и сарказма.

——————

Ну а сейчас опять позволю себе лирическое отступление, касаемое преград на пути к избавлению от алкогольной зависимости.

Среди различных аргументов, оправдывающих нежелание расстаться с алкоголем навсегда есть и еще один, весьма даже, на первый взгляд, весомый – среди пьющих не сравнимо больше интересных и талантливых людей, чем среди абсолютно непьющих. И наоборот, трезвенники — как правило, люди скучные и нудные и серые.

Я тоже подозрительно отношусь к непьющим людям. Подавляющее большинство из тех непьющих, с которыми я был знаком, действительно люди скучные, неинтересные, нудные и часто даже вредные и единственная их «заслуга» в том, что они не пьют. Подчеркну «большинство», но не все. И наоборот, как правило, все талантливые, яркие личности склонны к тому или иному злоупотреблению чего-либо стимулирующего. И вот де есть опасение, что если я брошу пить, то превращусь в такого же скучного, неинтересного, нудного и вредного. Однако не надо путать. Скучные и нудные они не потому, что не пьют, а наоборот не пьют, потому что такие скучные, нудные и вредные.

Я не раз размышлял на эту тему, задаваясь вопросом, почему так получается и пришел для себя к выводу, что просто большая часть таких людей ограничены в своих интересах и познавательных потребностях, риск для них неприемлем, и они стремятся жить правильно и спокойно, избегая сильного шума и всяких волнений. А другие просто имеют тяжелый психопатический характер, психика у них и так нагружена и спиртное там лишнее.

Людям же с живым умом и творческой жилкой все интересно, им все хочется попробовать, им часто хочется жизненного экстрима, хочется познать жизнь с разных сторон и во всем ее противоречивом многообразии. Они любопытны, любят экспериментировать и не пропускают случая, где можно получить новый опыт, новое знания и новые ощущения. Именно поэтому все самые распространенные пороки, реальные и мнимые, редко проходят мимо них, не будучи испробованными. Плюс неуверенность в себе, чаще всего присущая характеру творческих людей и тоже подталкивающая к употреблению алкоголя.

Следовательно, НЕ АЛКОГОЛЬ делает людей интересными личностями, просто интересные личности стремятся все попробовать. Ну а потом остается привычка. Но это совсем не НЕОБХОДИМОЕ условие для того, чтобы быть такой личностью.

Так что и я в конце концов задумался – неужели я без водки ничего не стою?! И если я все-таки человек достаточно интересный, то бросив пить я ничего не теряю. Ну а если считаю, что именно спиртное делает меня более социально привлекательным, то чего же я стОю сам по себе?!

Да и это просто самообман. Это только мне кажется, когда я под градусом, что я крут.

Да, есть люди, недостаточно уверенные в себе, которым, чтобы предпринять определенные действия или просто расслабиться, раскрепоститься и самовыразиться необходимо «принять на грудь». Таким был раньше и я. Однако позиция эта проигрышная. Вместо того, чтобы совершенствовать свою личность, повышать свою самооценку и уверенность в себе, необходимые для достижения успеха, ты только закрепляешь эти свои недостатки, пользуясь алкоголем, как костылями в социальной жизни, и не развиваешься, как социальная личность.

Я не говорю здесь о творчестве. Сомнения и доля неуверенности являются двигателями творческого поиска (среди других двигателей) и в определенном количестве должны, по моему мнению, тут присутствовать... Но это вообще отдельная тема 🙂

——————

«… И потихоньку моя критика сбавила свой накал, но не перестала быть. Просто перешла в качество сатиры и сарказма»

Мои опасения, что как иностранец я буду здесь объектом повышенного внимания и любопытства, быстро отпали. Перуанцы народ совсем не любопытный, не любознательный и не донимали меня ни расспросами, ни каким-либо особым отношением. Кроме того один из терапевтов-психологов был натуральный швед, проходивший в этом центре годичную стажировку. Так что совсем уж уникальным я тут не был.

День начинается в 6 утра с росписи в книге присутствия, в которой все должны отмечаться 3 раза в день. 6:15 зарядка, потом общественные работы, потом завтрак, потом ежедневное общее собрание, где подводят итоги прошедшего дня, раздают ободрения, поздравления и порицания, играют в игры и вообще настраиваются на хорошо провести день. Потом, соответственно настроившись, хорошо проводят день, присутствуя на теоретических занятиях и трудясь на благо Реабилитационного Центра.

Мое возмущение идиотскими, на мой взгляд, правилами и запретами, как я уже говорил, поутихло, но совсем не рассосалось и я продолжал время от времени бурно возмущаться. Многие правила, как я видел, существуют только ради того, чтобы их выполняли(!), то есть правила ради правил. И с этим я никак не хотел мириться.
Например, время моей трудовой деятельности сегодня мне назначено на 12:00. Я же решил, что у меня есть возможность начать ее минут на десять раньше. «Ты что-о-о-о?! — слышу я окрик, — нельзя-а-а-а!» Оказывается я грубым образом нарушаю установленный порядок: здесь все делается ни секундой раньше и ни секундой позже, а точно в назначенное время. В противном случае следует наказание (лишение сладкого, лишение вечернего фильма или очередного посещения родственников, и т.п.). «Почему? – недоумеваю я, — если мне все равно в эти 10 минут нечем заняться?» И естественно матерюсь. В основном по-русски, по-испански не тот эффект.

В такие моменты я со всех сторон слышал «Да привыкнешь ты к этому всему, не переживай». На это я в свою очередь тоже возмущался: мол, конечно человек ко всему может привыкнуть, но зачем привыкать к плохому, ко всякой бесполезной ерунде?! Чем это мне поможет? Почему я тут должен опускаться до кретинизма?

Почему-то смысл этого «кретинизма» мне никто из персонала объяснить не мог. Или не хотел? Или эти правила существуют так давно (центру было уже 25 лет), что никто уже и не помнит, для чего они были нужны. А менять сейчас что-то вроде и незачем. Идет и идет, и ладно. Центр на хорошем счету и пересмотр каких-то положений совершенно никому не нужен. Именно к такому объяснению я склонялся.

Только где-то через месяц-полтора я самостоятельно начал постигать значение этих «правил, ради правил» и нашел, что они очень даже имеют смысл.

————————

Об этом смысле я поведаю в следующий раз, ну а сейчас, по обыкновению, немного лирически отступлю.

Иногда мне пишут читатели, и одним из таких редких, но метких писем хотел бы сейчас с вами поделиться.

«Очень интересен твой проект «Водка и я».
Мне потому, что сам уже в течении 7-ми лет с переменным «успехом» пытался победить «змия». Пока не пришел, наконец, после многих капельниц, кодировок, «зашивок» и прочей мути к пониманию того, что, только отказавшись ПОЛНОСТЬЮ от водки, сможешь стать свободным. Сколько времени ушло на понимание этого! А корень всего гордыня.
Не останавливайся, пиши. Может быть, кто-нибудь раньше сможет это понять

И стих, который вдохновлял автора письма в минуты слабости:

Эмиль Верхарн

МЕЧ

С насмешкой над моей гордынею бесплодной
Мне некто предсказал, державший меч в руке:
Ничтожество с душой пустою и холодной,
Ты будешь прошлое оплакивать в тоске.

В тебе прокиснет кровь твоих отцов и дедов,
Стать сильным, как они, тебе не суждено;
На жизнь, её скорбей и счастья не изведав,
Ты будешь, как больной, смотреть через окно.

И кожа ссохнется, и мышцы ослабеют,
И скука въестся в плоть, желания губя,
И в черепе твоем мечты окостенеют,
И ужас из зеркал посмотрит на тебя.

Себя преодолеть! Когда б ты мог! Но, ленью
Расслаблен, стариком ты станешь с юных лет;
Чужое и свое, двойное утомленье
Нальет свинцом твой мозг и размягчит скелет.

Заплещет вещее и блещущее знамя, —
О, если бы оно и над тобой взвилось! —
Увы! Ты истощишь свой дух над письменами,
Их смысл утерянный толкуя вкривь и вкось.

Ты будешь одинок! — В оцепененье дремы
Прикован будет твой потусторонний взгляд
К минувшей юности, — и радостные громы
Далеко в стороне победно прогремят!

 

P.S. К сожалению, со временем мой энтузиазм сдулся (еще в 2007 году) и я больше не продолжал эту тему.

 Оставить комментарии по поводу вышеизложенного можно тут >>>